Режиссер каннского призера "Овсянки" Алексей Федорченко: Мои коммунисты хорошие и внушающие страх

Сын современного русского кинематографа, режиссер Алексей Федорченко, открывает новые формы манифеста о настоящем через забытые истории прошлого, освежая представление о патриотичности в России.

© Карина Полянская

За последнее десятилетие Алексей Федорченко стал наиболее примечательным событием арт-мейнстрима в мире кино России. Его фильм «Овсянки» получил массу наград, в числе которых и каннские. Художественный руководитель Римского кинофестиваля Марко Мюллер отметил его как «изобретателя нового стиля киноповествования, смеси документалистики, драматургии и тонкого юмора».

Его последняя работу «Ангелы революции» стала одним из главных открытий Шестого Одесского Кинофестиваля. Ей пророчили гран-при в международной конкурсной программе, но не сложилось, наградили утешительным призом жюри.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

При своих умениях Алексей Федорченко остается верным идеи заниматься тем, что нравится, говорит только если спросят и избегает споров. Во время интервью он постоянно крутил в руках телефон, насыщенный график требовал быть начеку. Первый фильм на фестивале он посмотрел только спустя пару дней после прилета, так же как и погулял по Одессе в которой был впервые. Сказал, что было бы хорошо подремонтировать город и начать со знаменитых атлантов, а то фанера видна вместо шара.

Алексей Федорченко интервью
© oiff.com.ua

- Вы как-то сказали, что «патриотичность не может строиться только на фильмах, героях и победах. Гордиться стоит простыми вещами, а об этих простых вещах забыли». О чем, по-вашему, стоит помнить России?

- Об огромной истории, которую действительно никто не знает. Знают какие-то общие факты, и часто эти факты придуманные, а события вымышленные. И только стоит копнуть глубже – начинаешь удивляться.

Работая над последним фильмом, я для себя открыл огромный мир русского авангарда, не запопсованого, а интересного. Все знают Малевича, Кандинского, Шагала, а когда начинаешь изучать, присматриваться, то выясняется, что русский авангард появился не после революции, а гораздо раньше, это Серебряный век. Я поднял около 400 архивов о художниках-авангардистах, и, конечно, это удивительные люди. Отчасти «Ангелы революции» о них.

И в этом фильме фактически все документально. Например, есть момент, когда один из героев Иван говорит: «Мы построим фабрики удивлений, наши слезы – любовь, симфония гудков». Так вот «Симфония гудков» это произведение, написанное композитором Арсением Авраамовым, а текст – его слова из письма о том, как была исполнена эта симфония, которую он написал для города, где инструментами были заводы, фабрики, паровозы, пароходы, пушки, многотысячные хоры. Он дирижировал это в Баку.

И еще, многие кадры из фильма – реконструкция по фотографиям, в частности сцена, где девушке отрезают косу - это символизм. Есть фото, когда хантам режут косы на культбазе, правда, в основном мальчикам. Мальчики тогда тоже носили косы.

Алексей Федорченко интервью
Кадр из фильма "Ангелы революции" © oiff.com.ua

- В «Ангелах революции» вы снимаете много коренных жителей, как вам с ними работалось? В особенности, с первой «советской» девочкой тех краев, Катей?

- Я с ней практически не разговаривал,  приехал, нам организовали встречу, она сильно болела, и мне хотелось скорее снять и оставить ее в покое, чтоб она не перетруждалась. И ее песня в конце фильма была ее экспромтом, я думал, что она споет что-то хантыйское, а она запела Пахмутову.

Это была абсолютно неподготовленная сцена и снята с первого дубля. Я просто поставил камеру, мы почти не говорили, не клеился разговор, чувствовалось напряжение, и видно было, что ей тяжело говорить. Я надеялся, что она сейчас что-то споет и у нас сразу завяжется разговор. Говорю, мол, давайте я поставлю камеру, и вы нам что-то споете, и тут вдруг она поет Пахмутову еще в коридоре. Такого не придумать, это случилось само, и когда эта сцена случилась, я понял, что кино у меня в руках. Через месяц она умерла. Она певуньей в хантыйском национальном театре была.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:


- В фильме есть слова «они боятся, что их дети превратятся в русских». Такой прямой и понятный посыл – страх, при этом в России о вас пишут: «Федорченко своих коммунистов любит, и показывает людьми хорошими, хоть и с некоторыми недостатками. То есть, нет ощущения, что плохие советские люди пришли насильно насаждать свои устои». Так какие же у вас коммунисты, хорошие или внушающие страх?

- Они хорошие и внушающие страх (смеется). Все люди хорошие, и в этом фильме нет отрицательных персонажей, кроме одного – Ивана, который только мстил. Все хотят добра, одни несут культуру, а они действительно ее несли, живут по своим законам, а вторые тоже ничего плохого не хотят, слушают своих богов. Те сказали убить – убили, мы так живем, не трогайте нас, у нас свои законы. Вот и все, плохих нет. Поэтому эта фраза и появилась, там действительно нет плохих. Каждый имеет свои скелеты, творчество 20-х годов завязано на крови. И я хотел показать, что у каждого есть история, о которой стоит задуматься, у каждого свои трупы, и свои скелеты в шкафу.

Алексей Федорченко интервью
© Карина Полянская

- Ваши фильмы говорят о серьезных событиях в шутливой манере, как вы сами определяете жанр своих работ?

- Свои фильмы я называю «документальная сказка». Но у меня есть и другие направления, например, сценарий над которым сейчас работаю – это науч-панк, фильм «Космический малыш».

- Находите ли вы продуктивным гнев, к каким решениям в работе он может приводить?

- Если гнев подлинный, то как и подлинная любовь, он может приводить к странным решениям. В свое время я был очень ревнив, и чтобы победить ревность я снял фильм «Железная дорога». Это второй мой фильм, очень сказочный, фантастический, это фактически антология ревности. Он был надиктован моей личной ревностью, и хотя сценарий был совсем про другое, фильм получился таким своеобразным "road-movie". И это было как лекарство. Когда снял его – отпустило (смеется), сейчас я стал гораздо спокойней.

Алексей Федорченко интервью
Кадр из фильма "Железная дорога" © kinopoisk.ru

- У вас столько специальностей: программист, режиссер, экономист, сценарист, инженер. Вы занимались военными разработками, что вам легче всего давалось?

- У меня кроме этого еще штук 10 рабочих специальностей. Да все легко, я был в свое время еще и хорошим бухгалтером, фактически мог в уме свести баланс предприятия. Сейчас, наверное, так не получится уже. У меня всегда так было,за что возьмусь, то и делаю хорошо, потому что делаю и занимаюсь только тем, что мне интересно с самого начала.

Главная формула успеха –делать то, что тебе любопытно. Только это дает результат. Об этом пишут в Бусидо: «Жизнь короткая и глупо заниматься неинтересным».В свое время я фанател от Японии и самураев, от живописи и поэзии. И очень неплохо разбирался в этом, пока не прочитал книгу Бусидо. И после этого мне стало все понятно про самураев, я в них сильно разочаровался. За исключением их человеческих моментов.

Эта фраза, которую сейчас цитировал, далеко не все знают, чем она заканчивается:«Жизнь такая короткая, что глупо заниматься тем, что тебе не интересно, вот мне, например,интересно спать, я люблю спать, и я хочу закончить свои дни предаваясь этому удивительному занятию в укромном месте». Вот какое проявление человечности и простоты, мне это нравится, работа лучше всего раскрывает человека в простоте.

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

 

- Одна из наиболее успешных ваших работ фильм «Овсянки», расскажите почему именно это название?

- Это книга была такая у Дениса Осокина. Он ее написал после того, как хотел купить овсянок на птичьем рынке в Костроме, но не купил. В этом своеобразный символизм, птички, которые живут везде, по всей Евразии, но их не замечают, не видят, хотя они где-то здесь, рядом. Интересно, что когда фильм вышел, овсянок стали видеть, все думают, что это воробьи, а они отличаются, зеленые такие шарики пухленькие. И вот это такие люди-овсянки. Что мы не видим своих соседей, не замечаем уникальные судьбы, за стеной предубеждений.

Алексей Федорченко интервью
Кадр из фильма "Овсянки" © kinopoisk.ru

- Какие у вас ближайшие планы в кино?

- Есть сценарий-ужастик, сейчас работаем над ним. Тоже по книжке Дениса, ужасный ужастик (смеется). Пока рабочее название «Трактат о зеркалах». Параллельно работаю над несколькими низкобюджетными историями, потому что с деньгами в стране стало вообще сложно, поэтому пришлось написать несколько историй, которые можно было бы снять совсем без денег, то есть, за совсем маленькие деньги. И при этом постараться заработать.

- Ваши фильмы все себя окупают?

- Пока в ноль вышли только «Овсянки», для такого фильма в стране был неплохой прокат, примерно 600 тыс дол.

- Пять коротких вопросов: Главное событие в жизни?

- Мне 50 лет в следующем году будет, знаете сколько тех событий было (смеется). Не могу сказать, что я в ожидании этого главного события в жизни. Детки у меня хорошие, мальчик и девочка, когда рождались – я радовался, хорошее событие было.

- Ваш любимый город?

- Я очень люблю Нью-Йорк. Не знаю даже чем берет, там комфортно каждый раз, он такой свободный и уютный, не смотря на эти небоскребы. Я всегда думал, что они давят. Каждый мой приезд туда - это удивительное событие, какие-то прекрасные друзья и замечательные люди. Единственный город, в котором я представляю, что я там живу, кроме моего родного города, это Нью-Йорк.

Алексей Федорченко интервью
© Карина Полянская

 - На чем ездите?

- На машине. Очень люблю свои машины. У меня сейчас Land Rover Discovery 4 и Chevrolet Trailblazer.

- Какой ваш личный прожиточный минимум?

- Он разный. Квартира большая, машина жрет много, разъезды, перелеты. Не смогу назвать сумму. Дело в том, что я уже давно за минимум не живу (смеется).

- Чего вы стремитесь достичь?

- Я не стремлюсь вообще ни к чему. У меня дома на компьютере есть такой файл, который называется «Супермегаидеи», завел его еще в 1998 году, сразу же когда завел электронную почту. И все мысли, которые ко мне приходят по поводу кино, театра и книг заношу туда и выделяю разным цветом.

Допустим, желтый – в производстве, что-то я делаю для того, чтобы это воплотить, зеленый – в первую очередь этим заняться, хорошая идея и ее нужно делать. Серое – это вряд ли будет сделано, но мысль хорошая. И два столбика рядом: в один я переношу то, что уже сделано, а в другой то, что не будет сделано никогда, он коричневый. Из зеленого штук 15-18 названий, столько же и коричневого примерно, а этот столбик у меня 58 строчек. И вот хочется, чтоб максимальное количество строчек было зеленым цветом.

Текст: Павел Щур, Анастасия Василишина
Фото: Карина Полянская

ЧИТАЙ ТАКЖЕ:

Все самые актуальные новости смотри на главной странице женского портала tochka.net

Какие фильмы Алексея Федорченка понравились тебе?

Ответить

Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом редакции.

Поделись в социальных сетях

Теги

Читай также


Новости партнёров


Комментарии

символов 999

Ещё на tochka.net

Новости партнёров

Новости tochka.net

Новости партнёров

Loading...